ерунда, Стихи

Погода была феерическая. Принцесса была сферическая.
И, разумеется, в вакууме. Сидела в оном, как в раковине.
Вернее, на месте бежала. Дистанцию не держала.
Погода была фаллическая. Принцесса была психическая.
Металась внутри себя самоё, ища, где же тут Грааль и копьё —
Вопросов скопилось воистину много, да некому их задать, кроме Бога.
А Он отвечает, когда молчишь. А трудно молчать, когда весь кричишь.
Погода была критическая. Атака была паническая.
Но нельзя же все время бежать. Будет срок замереть и дышать.
 
Погода была кривая. Принцесса была живая.
ерунда, Стихи

Добрый доктор Айболит,
У него перитонит,
И отит, и паротит,
А еще панкреатит,
А еще душа болит
О судьбах нации
И способах эмиграции
Хоть в Африку под предлогом вакации,
Но сперва бы выйти из реанимации.
 
Даже добрых докторов
Жизнь фигачит будь здоров.
3-я мировая, ерунда, Стихи

Ваше нищебродие
Госпожа победа,
Ваша песня вроде бы
До конца не спета,
Но все засрали черти,
На то они и черти —
Не везет мне в смерти —
Повезёт в посмертье.
 
Ваше нищебродие
Госпожа стабильность.
Для кого вы частая,
Для кого не сильно.
На чем попало вертим
Что у кого в штанах,
Не везёт мне в смерти,
Не доджутся нах.
ерунда, Стихи

Это, детки, дед Мороз.
У него фурункулез,
Многодневное похмелье,
Аллергия на веселье,
Под тулупом две заточки,
Воспаленье пятой точки,
Выражение тоски
И вонючие носки.
Но подарки он припёр:
И веревку, и топор.
Он когда-то воевал,
Он умеет наповал,
Он родился в эсэсэр,
У него ПТСР.
Уносите, дети, ноги,
Дед Мороз сегодня строгий.
3-я мировая, ерунда, Стихи

Посадил дед войну.
И говорит:
— Расти, расти, война, горька! Расти, расти, война, крепка!
Выросла война горька, крепка, большая-пребольшая.
Пошел дед войну тянуть: тянет-потянет, вытянуть не может.
 
Позвал дед контрактников.
Контрактники за дедку,
Дедка за войну —
Тянут-потянут, вытянуть не могут.
 
Позвали контрактники срочников.
Срочники за контратников,
Контрактники за дедку,
Дедка за войну —
Тянут-потянут, вытянуть не могут.
Позвали срочники призывников.
Призывники за срочников,
Срочники за контрактников,
Контрактники за дедку,
Дедка за войну —
Тянут-потянут, вытянуть не могут.
 
Позвали призывники всё мирное население.
Продавщиц там всяких, маникюрщиц, менеджеров, переводчиков:
Чтоб вытянуть войну, и до мышей дотрахаешься.
Мирное население за призывников,
Призывники за срочников,
Срочники за контрактников,
Контрактники за дедку,
Дедка за войну —
Тянут-потянут, вытянуть не могут.
 
Позвало мирное население Господа.
Господи, говорят, Господи,
Ну за что нам это, хорошо ведь сидели,
Ну не очень хорошо, но в целом терпимо,
Вытяни нас отсюда, надорвемся.
Ведь вытянем сейчас эту войну проклятую —
Да сами на ней и подорвемся.
Приди, ей, Господи, и не замедли.
 
А Господь посмотрел на всю эту возню —
— Да Я бы и пришёл, так опять же распнете.
А Я же тоже живой, Мне же тоже больно.
Впрочем, Мне не привыкать.
И Я же уже.
Забиваю вам стрелку, например, в Мариуполе.
3-я мировая, ерунда, Стихи

Каждый день дон Педро Гомес

О своем бессилье плачет, 

Прикрываясь епанчою…

 

Я хочу, хочу, хочу
Золотую епанчу,
Чтобы ею прикрываться,
Когда стыд не по плечу.
 
Когда дяденька сосед,
Мне чинивший лисапед,
Начинает есть младенцев —
Ничего стыднее нет.
 
Вроде я-то их не ел,
Вроде я-то не у дел,
Вроде я-то был хороший,
А чего-то поседел.
 
У меня собачка есть,
У меня заначка есть,
Я пишу хороших книжек
Про любовь и смерть и честь.
 
Я давно уже не там,
Где творится этот срам,
Отчего же мне так тошно,
Словно я замаран сам?
 
Я же с оборотнем пил,
Я же с выворотнем жил,
Говорил — хороший парень,
Только чуточку дебил…
 
Но когда он, хохоча,
Машет флагом палача,
О своём бессилье плакать
Помогает епанча.
Hainaut-Constantinople, ерунда, Стихи

Я души спасенья чаю,
Быстро в церковь прибегаю,
Но священник от меня
Убежал как от огня.
Я за свечку — свечка в печку!
Я скорей за часослов —
Он же шмыг! И был таков.
 
Вдруг из тьмы исповедальни,
В довершенье прочих бед,
Вылезает кто-то сальный,
В рясу ветхую одет.
— Ах ты, гадкий, ах ты, грязный,
Ты без исповеди сколько?
Ты нечистей сатаниста,
Весь в грехах, подумать только:
У тебя и тяга к блуду,
У тебя и гнев повсюду,
У тебя так много лени,
Что дивятся и тюлени,
А тюлени, а тюлени
Всех ленивей из зверей!
Исповедуйся скорей!
 
Всяким утром спозаранку
Исповедуются франки,
Фландрцы, немцы, провансальцы,
И ромеи, твою мать!
Ты один с душою грязной
Прешь во храм, в грехах погрязнув,
И бежит от опоздальца
Вся господня благодать.
 
Я — Великий Исповедник,
Знаменитый Монсиньор,
Перед Господом посредник
И тевтонцев Командор!
 
Надо Таинств приобщаться
По утрам и вечерам,
А презренным
патаренам —
Стыд и срам!
 
Если топну я ногою,
Зычно крикну — грешник тут!,
Сей же миг сюда толпою
Инквизиторы вбегут,
И залают, и завоют,
И ногами заскребут,
И тебе, наш брат презренный,
Почем зря люлей дадут —
Прямо в Сену,
Прямо в Сену
С головою окунут!
А ордалия водой —
Это тяжко, сын ты мой!»
 
Вдруг приходит самый лучший,
Мой любимейший легат.
Говорит: «Сынам заблудшим
Наш Господь особо рад!
Так что, отче, не рычите
И ногами не стучите,
Покаяние примите —
И спасется наш собрат!
 
Покаянье жизнь наладит,
Все грехи его загладит,
Будет снова Жан-Батист
Чист, чист, чист, чист!»
 
Как пустился я скорей в конфесьонал,
Все грехи свои поведал-рассказал.
 
Тут Великий Исповедник,
Знаменитый Монсиньор,
Слова Божья проповедник
И тевтонцев командор
Трижды крикнул «Аллилуйя!»
И, лобзая, говорил:
 
«Вот теперь тебя люблю я,
Вот теперь тебя хвалю я!
Наконец-то ты, строптивец,
Монсиньору угодил!
Надо Таинств приобщаться
По утрам и вечерам,
А презренным
патаренам —
Стыд и срам!
 
Да здравствует таинство чудное,
Да сгинут все помыслы блудные,
И злоречье, и лень,
И уныния тень!
 
Давайте ж молиться, поститься,
На милостыню не скупиться,
Во храме, в дому, на осаде,
В плену и в тюрьме, Бога ради —
В Париже, в Лиможе,
И в Заре, блин, тоже,
В стенах и вне стен —
Господу слава, Amen.
3-я мировая, ерунда, Стихи

И травка будет в свой черёд,
И даже солнышко блестит.
Но чей-то Град зачем-то прёт,
С войною в сени к нам летит.
 
— Вы кто, несчастные юнцы,
Зачем вы здесь, что вас ведёт?
— Мы молодой войны гонцы,
Она нас выслала вперёд!
 
Ей две неделечки сейчас,
А жрёт и срёт — ебёна мать!
Она с зубами родилась,
Она подменышам под стать —
 
Слыхали сказки про троллят?
Есть время разгребать дерьмо,
Есть просто время-камнепад…
…Неужто ж я? Оно ж само.
ерунда, Стихи

Путник! Увидев чудовище обло,
Не превращайся в сушеную воблу,
Не поспешай засадить из базуки,
Не распускай без конкретности руки:
Вдруг да оно не на бой восстаёт —
Признаки жизни оно подаёт?
 
Вдруг да оно твоей крови не ищет,
Просто сонату тихонечко свищет,
До туалета усердно ползет,
Ибо нещадно схватило живот?
Вдруг у него и понос, и мигрень,
Просто тяжеленький выдался день?
 
Коль у кого-то чудовищный вид,
Не означает, что он паразит
Или что место ему у параши:
Может быть, ты для него и не краше.
Может, егонный семейный партнёр
Любит его и таким до сих пор.
Может, в прежуткой пещере своей
Тайно он пишет и ямб, и хорей,
Деток растит и крестом вышивает —
Всякое в мире подлунном бывает!
 
Если оно не пытается съесть,
Просто оставь его как оно есть.
Hainaut-Constantinople, ерунда, Стихи

— Перевезите нас через Рукав.
Мы дали зуб дойти к Господню гробу,
Всадить клинки в султанову утробу —
Поскольку правы мы, а враг неправ!
 
— Не повезем мы вас через Рукав.
А ну как тюрки нам же наваляют?
Мы возим только тех, кто нам башляет,
Не повезем мы вас, товарищ граф!
 
— А ну везите нас через Рукав!
Не мы ли вам вчера ваш город брали,
Гусей и кур для вас бесплатно драли —
А вы слились, наш дОговор поправ!
 
— Не повезем мы вас через Рукав.
У нас внезапно корабли сломались,
И не взаправду вам мы обещались —
Не повезем мы вас через Ру…ай!