Chretien de Troyes, Стихи

Сейчас я еще раз вот так поработаю,
Потом я еще раз вот так поработаю,
И точно наступит июль на земле.
И я, как Творец самой главной субботою,
Вздохну, потянусь, сине морюшко сфотаю
И сдерну, к примеру, в Нор-па-де-Кале.
 
Там дождик прохладный и все очень серое,
И небо такое прекрасное, серое,
И бродит невидимый грустный Кретьен.
Хвала тебе, сердце, живущее верою,
Что будет прохлада немереной мерою,
Что жизнь — это мягкий поток перемен.
 
Кто сам заблудился — дорогу укажет,
И Лев над землею в зените возляжет,
Как лев, что возлег на дороге к ручью.
Погаснет с рассветом фонарь Диогена,
И мы от работы проснемся блаженно
В июле святом, в невозможном краю.
 
Когда наш Творец сотворял этот час,
Творил Он, конечно, с оглядкой на нас.
Chretien de Troyes, ерунда, Стихи

Меркнут знаки Зодиака
Над просторами села.
Ты особенно не плакай,
Жизнь пока что не прошла.
 
Над землёй большая плошка
Опрокинутой воды.
Умер маленький Тибошка,
И на очереди ты.
Колотушка тук-тук-тук,
Все там будем, милый друг.
Граф Анри в часовне спит,
Я забыт и ты забыт.
 
Меркнут знаки Зодиака,
Меркнут буквы под рукой.
Поцелуй свою собаку,
Он хороший ведь такой.
Спят и праведник и грешник,
Спят влюблённые вдвоём.
Спит растение орешник,
Спит и жимолость на ём.
Ей увит орешник весь.
Будь таким, покуда здесь.
Колотушка тук-тут-тук,
В том разгадка всех наук.
Chretien de Troyes, Honfroy de Toron, Стихи

Вытерпеть себя — мудрый больше не просит:
Хватит, и с лихвой, помяни моё слово.
Вынести себя, как ребенка выносят
Из огня — испуганного, но живого.
 
Вот она свобода: в любой круговерти
Отличать своё от чужого по лицам.
Будем умирать — так узнаем о смерти,
А пока бы с жизнью дружить научиться.
 
Жизнь моя ты жизнь, ты живи себя дале,
Хоть и временами темны твои речи.
Говорят, тебя зачинали в печали,
А рождали в радости, Богу навстречу.
 
И иных уж нет, а иные далече,
Но нельзя былое соделать не былью.
Долгая любовь мягко давит на плечи,
Словно как большие усталые крылья.
Chretien de Troyes, Стихи

Ах, не спрашивай о Рае,
Не спеши за край.
Про Чистилище я знаю
Больше, чем про Рай.
 
К очищению готово,
Проще и правей,
Все, что было, будет снова,
Только без кровей.
 
Будут наши розы-слезы,
Будем я да ты.
Снег до первого мороза,
Свет до темноты.
 
Каждый ищет очищенья,
Что же с нас возьмёшь:
Кому вины да прощенья,
Кому — страх да ложь.
 
А иному — кромка моря,
Берег — белый лист.
Кто очистился от горя —
Тот уже и чист.
 
Вдаль небес, вдоль небес,
Хоть в сорочке (хоть и без) —
С графским вышитым гербом,
Или просто в ждущий дом,
Ты родишься в должный срок,
Вырастешь, сынок.
Chretien de Troyes, Стихи

Что же делать, что же,
Говорила ты
Бог нам не поможет
Рушатся мосты
 
День непоправимый
Гаснет издали
Не уберегли мы
То что берегли
 
Были, да и сплыли
Дни по глади вод
Все что мы любили
Ветром унесёт
 
Будет горько, милый,
Хоть и не сейчас,
Плоть, души одежду,
Мир срывает с нас,
Так ты говорила —
В промежутках между
Поцелуями.
Chretien de Troyes, Стихи

Город качает ночи рука.
Тихо, никто не знает пока,
Как расшатался рассудок Мари,
Дамы Шампани и Бри.
 
С кем она там говорит по ночам,
Пальцами ходит по тёплым плечам,
Если давно никого, мой свет,
В спаленке вдовьей нет.
 
«Дом — моя крепость, мой замок в саду
Каждым окошком глядит на беду,
Кто мне прорубит ещё одно —
В Бросселианд окно?
 
Там за лесами турниров пора,
И королева, моя сестра,
Ждёт в Кардуэле того, кто ей мил,
Кто ей себя подарил.
 
Кто ей сказал — вот я весь, бери,
Делай что хочешь, только смотри,
Чтобы, когда я иссякну до дна,
Ты не осталась одна».
 
Много у Бога блага для всех,
Неблагодарность — единственный грех,
Что не прощается, милый друг,
Точит, словно недуг.
 
Муж мой в капелле сторожко спит,
Слушает мир из-под гробных плит,
Мимо на цыпочках проходи,
Тише, не разбуди.
 
Сын мой не слышит из-за морей,
Мы здесь одни, заходи скорей,
В сердце друг другу положим печать,
Будем друг друга прощать.
 
Сладко прощать, когда сам прощен,
Об руку плыть в заоконный сон.
Не забывай о своей Мари,
Просто благодари.
Chretien de Troyes, Стихи

Так странно: когда земная
Дорога идет к концу,
Становится ясно, родная,
Что смерть не любому к лицу.
 
Дорогу, мол, разметало,
Обрушены мосты,
Всего оказалось мало,
Но ты — по-прежнему ты.
 
И как ни богатись ты,
Ценнее бы был стократ
Теперь спокойный, чистый
Всё принимающий взгляд,
 
Который занимает
Пространство любой нужды —
Как радугу принимает
Зерцало тихой воды.
 
И нам бы милость такую —
Смотреть, не смыкая глаз,
Что нового Бог рисует
В рамке из-под нас.
 
Пасха 2021
Chretien de Troyes, Стихи

Кому яблоки-мед, кому горюшко мыкать —
То и то именуется жизнь.
Полно, маленький Авель, метаться и хныкать,
Лучше к Богу взамен обратись.
 
Я слыхал, у Него есть любимчики тоже,
И все время — из младших сынков.
Чья там вера сожмется шагреневой кожей,
Чья там вымахнет до облаков?
 
Ты наследуешь скопом благие наделы,
Никому в своём мире не враг.
Бог не жалует старших, разумных и смелых,
Но тебе повезло — ты дурак.
 
Мы с рожденья бездомны, но дом нарастает
На костях постепенно, малыш.
Птичья стая из дома домой улетает,
Ты завистливым взглядом следишь.
 
Успевай подбирать, что затею терять я,
Уповай — ты рожден уповать…
Никогда, ни за что мы не будем как братья:
Я тебя не хочу убивать.
Chretien de Troyes, Honfroy de Toron, Стихи

До посмертия надо дожить.
Стойко вынести правду и ложь.
Все хранилища опустошить,
Всё раздать, что с собой не возьмёшь.
 
И тогда пустота-чистота
Станет попросту чистым листом,
Ты, помеченный знаком креста,
Тихо руки раскинешь крестом.
 
Вдох и выдох. Долги прощены.
Тихой птицей себя отпусти.
Вдоль прохладной морской тишины
Можно просто безбольно пойти,
 
Не прося возвратить, не скорбя —
Благодарному всё в благодать —
Вспоминая, как звали тебя,
Когда было кому тебя звать.
Chretien de Troyes, Стихи

«Радость должна быть в любви разлита. 
Друг она тем, кто тоску поборол, 
И бежит тех, в чьих сердцах темнота»
Гираут де Калансон
 
Поэт сказал — любовь проста,
Лишь тех, в чьём сердце темнота,
Бежит она, мой Бог.
Но как мне снова свет зажечь,
Когда свои запасы свеч
Я за неделю сжёг?
 
Я знал, что делал и кому,
На эту будущую тьму
Не сохранив свечи,
И пламя щедро вверх текло,
И было словно днём светло
В сияющей ночи.
 
И Ты там был — Ты был везде:
В моей любви, в моей нужде,
Потом — в моей беде,
Не отделив от света тьму,
И да, Ты прав в Своём суде,
Но рад ли Сам ему?
 
Как хорошо благодарить,
С Тобой спокойно говорить,
Не плакать, не кричать.
Не как приемный — как родной
Положен крепко в мир земной,
Как нА сердце — печать.
 
Но мне не встать, я нынче пуст,
В кустах укрылся — выбрав куст,
Исполненный огня.
Нет слова тише, чем «прости»,
Мне с каждым лишним по пути,
Раз Ты есть свет, теперь свети
Во мне взамен меня.