Стихи

…А смерть была там вроде сестры-хозяйки,
С которой часто можно договориться —
Добавить передачку к больничной пайке,
Включить над книжкой свет, когда адски не спится

От мыслей о ненужном, что немощным важно —
О милости, к примеру, помилуй нас Боже,
Мол, раз меня спасли, отчего мне так страшно?
И если накормили — так голодно что же?

А малой мерой проще — минуткой, монеткой.
Качаешься товаром в вагоне товарном,
На лодочке ли утлой спеленатой деткой
Плывешь такой замученный, но благодарный

За каждый пирожок домашней готовки,
За каждую поблажку от долгой печали…

Сестра-хозяйка ведрами гремит в кладовке,
Чегой-то собирает, звенит ключами.

28.10.18

Стихи

Старший мой братец в Творении,
Младший мой братик по жизни,
Эк ты меня совершеннее,
Не уличен в дуализме!

Весь ты — собакен законченный,
В шкуре терьерской ты дома,
Нету в тебе червоточины,
Нет никакого надлома.

Лежа смеешься, каналия,
Ну абсолютно не парясь,
Где твоя универсалия,
Как тебе выдастся старость.

Дух твой и твой экстерьерушка
Слитны, чисты, равноправны,
И потому ты терьерушка,
А не ходячая травма.

В жизни стихии бушующей
Ты — веский повод не плакать.
Дай я тебя обниму еще
И поведу тебя какать.

Стихи

Потеряв себя, не пугайся, не суетись.
Не ищи где попало, внимательно оглядись.
Вспомни, где ты пользовался собою в последний раз.
Может, там и лежишь, надежно скрытый от глаз.
А бывает иначе — именно там и нет.
Убежал куда-то, как в детстве из клетки хомяк.
Выходи-ка тогда, как пьяница из анекдота, на свет,
На свету поищи, в темноте все равно никак.
В самых пыльных забытых углах, пожалуй, еще погляди
(на помойку не траться, поди, уже подобрали бедные люди).
Может, ну его вовсе, другого себе заведи.
Может, прежнему-то себе без тебя и полегче будет.
Стихи

Эта ваша силлабо-тоника
Не сильнее реального горя,
Не пьянее джин-тоника
(дешевейшего даже джин-тоника!),
Не утешительней моря —
И не убийственней моря.

Отчего же, как предпогребальное,
Как вслед полку уходящему,
Просыпается изначальное
Острое, вертикальное
Ощущение настоящего
От какой-то там музыкальной

Фразочки чужедальнего
И душевредного даже —
Всего только формы придание
Собственному страданию —
Но лучше никто не скажет
И иначе никто не скажет.
Оправдание оправдания —

Всего нематериального,
Пока еще нереального,
Как едва дошедшая весть,
Новорожденная, недоказанная,
Не с кровли, но шепотом сказанная:
Вроде нету, а есть же, есть.

Стихи

…И вот ты выходишь наконец из подполья,
Привычный к боли и страху боли,
Надолго выпавший из сюжета,
С глазами, болящими от яркого света,
С глазами, отвыкшими смотреть на небо,
По привычке высматривающий, где бы
Тут мог отыскаться запасный выход,
А тебя успокаивают — мол, тихо, тихо,
Здесь нет укрытий, здесь чисто поле,
Бери эту чашку и выпей, что ли.
За тех, кто в море, за тех, что сплыли,
За то, что мы наконец победили,
Твой вклад бесценен, твой мир заслужен.
Живи спокойно, ты больше не нужен.

Кому война, кому — мать родная,
Но свет был реален, я это знаю.
Тот самый, который тьма не объяла.
Он был видней там, где света мало.
Теперь он вокруг, да не дотянуться.
Ошибка выжившего — вернуться
Туда, где он выжил. Пойти проверить,
Какая там метка на прежней двери,
Найти на месте двери капличку
И мемориальную табличку
Вроде могильной: фамилии, даты.
Законы Божьи дороже злата —
К примеру, Всемирного тяготенья.
Все тяготеет к истоку движенья.
И ты в том числе, начиная с начала
(Чья там рука колыбель качала,
Ритм задавая тому метроному,
Что бьется в груди по дороге к дому?)

Был бы жилец, а уж дом найдется.
Место, в котором к месту придется
Все, что хотели и не смогли мы…
Шинель не бери, там теплые зимы.

01.10.18

Стихи

А потом однажды ты станешь стареньким,
Старость прорастет из тебя, как дерево,
А я буду так же тебя любить.
Хорошо быть тихим, кротким и маленьким,
Нечего терять — ничего не потеряно,
Нечего копить, ничего не забыть.

Помнишь, мы росли, а мир уменьшался,
Лес сжимался в парк, потолок приближался,
А тогда, как время покатится вспять,
Будем уменьшаться, а мир — вырастать.

Можно ж без трагедий, чтоб тихие пажити,
Время долгих дней, вечеров без горечи,
И не страшно ночью, а просто темно.
Поглядим, какими наутро окажемся,
Здраво рассудив, что такие сокровища
Дали, да отнимут? Исключено.

Стихи

Как бы хотелось быть деревом в чьем-то саду,
Тихим, живым и спокойным, вещью в себе,
Из наблюдателя — да, наблюдаемым стать,
Добрым размеренным зверем, живущим вперед,
Зверем, которого любят за то, как он благостно спит
И улыбается, глядя звериные сны.

Кто же мне, впрочем, сказал, что и я не такой
Видящему до краев, если и не себе самому?
Может быть, Он меня любит за то, как я сплю,
За вещь-в-себешность, за то, что я просто смешной,
А не за все эти глупости, Боже ты мой,
Мнимые мною отличия (буквы писать, например,
Будто бы и рефлексировать смерть и любовь,
На самом же деле — быть деревом в чьем-то саду,
Ветки растить, а в сезон так и вовсе цвести).

Думаешь,ты наблюдатель? Да думай, но только расти.
Так хорошо и спокойно смотреть, что ты есть.

Стихи

Рыба плавает в глубине,
У нее глаза на спине,
Она в жизни не видела солнца,
Но она свободна вполне.

Рыба знает, что ей нужна
Эта самая глубина,
Потому что других не бывает,
Потому что рыба она.

Если рыбу вдруг извлекут,
Это будет как Страшный суд —
Расширение всех горизонтов,
Обращаемое в капут.

Что бы глупого сделать мне,
Чтобы с рыбою наравне,
Избегая любых вертикалей,
Править путь в своей глубине

Параллельно родному дну,
Напевая песню одну
Про того, кто в пути придонном
Прозевал большую волну:

Обмирщенье — прощай, мудрец,
Умягченье — прощай, боец,
Опрощенье сложных сердец
И прощение, наконец.