Стихи

Псы хороши и благи, бакенбарды их широки.
Псы бесконечно просты и этим к Богу близки.
Псы целуют вам руки без малейшего раболепства.
Псы демонстрируют уд без малейшего непотребства.
Псы — это Божьи киники, клоуны и лекаря.
Псы примиряют хозяев и не обижаются зря.
Даже на тверди небесной востребован песий труд —
Два пса Святого Иакова зимой небеса стерегут. *
Псы способны грешить (не у всех такие таланты),
Но после умеют стыдиться и каяться, как флагелланты.
За безусловной любовью опять же пожалуйте к псам.
Сначала спаси собаку, а дальше спасёшься сам.
Это стихотворение, конечно, проплачено псами.
Вон они — важно кивают и шевелят носами.

 

  • В католической традиции созвездие Ориона именуется Святым Иаковом (а Млечный Путь — Дорогой св. Иакова, и, соответственно, Большой и Малый псы туда же
Стихи

 

Говорит: как хочу подарить тебе кольцо,
Золотое кольцо, с ярким камешком кольцо,
Чтоб сверкало оно, чтобы радовало взор,
Чтобы всем говорило, как я тебя люблю.

Отвечает: да полно, не надо мне кольца,
И хотелось бы кольца, да пока не до кольца,
Да и что в том кольце, лишь металла полоса,
Упадёт оно с руки — будто не было его.
Есть у нас, милый друг, на картошечку с тобой,
Запечем ее в печи, будем радоваться.

Так и жить бы всегда, да хотя б и без кольца,
Без начала, без конца, жизни радоваться,
Просто так ссорить-ся, быстро-быстро мирить-ся,
Каждый день да улыбаться для небесного Отца.

Да придет сука смерть, непременно разлучит,
Прямо к бабке не ходи — как и всяких, разлучит,
Но коль верим мы не зря, разлучит не насовсем,
А зачем бы это всё, раз оно не насовсем?
Колокольчик звонит, а потом и отзвонит,
Но зачем-то же он был, раз так весело звонил.
Вот вся вера-то моя: разлучит, да не совсем.

Есть колечко у тебя — ты продай его за грош,
Богу свечку поставь, потеряешь — и найдешь.
Ярко свечечка горит, что ушло — то в свет ушло,
Непременно догорит, но пока при ней светло.

Honfroy de Toron, Стихи

++

Когда ты вызываешь огонь на себя, не дивись, что он будет горяч.
Это в книгах красиво, а в жизни — дерьмо, это древний проверенный плач.

Когда ты прикрываешь собою свой мир, ожидай быть прошитым насквозь.
Даже маленький мир целиком не прикрыть, был один лишь, кому удалось.

Хочешь важное место занять за столом — станешь хлебом на этом столе.
Ты себе нацепил на одежду мишень, отчего же дивишься стреле?

Но покорно выходишь, как Лазарь, вперёд, больно щурясь — от света отвык.
Ты опять проиграл. Ты опять идиот. Поздравляю тебя, ученик.

Honfroy de Toron, Стихи

«Вставайте, граф, вас ждут великие неприятности»
+++

Почему Господь оставляет тебя, когда ты наиболее прав?
Потому что Он сам и есть правота, и Он в правоте твоей
От глаз скрывается и глядит, как ты обойдешься с Ним.
Посмеешь ли ты защищать Его, когда Его рядом нет.

У вас еще пара великих дел, вставайте, несчастный граф,
Одно из этих великих дел — дожить до конца своих дней.
Второе из этих великих дел — остаться собой самим.
На случай смерти ты должен быть гладко выбрит и чисто одет.

Когда препояшут и поведут, ты узнаешь эти мосты.
Ты столько раз их пытался сжечь, а вот они, всё стоят.
В одной реке не утонешь дважды, и ты будешь как не ты,
Не попадая в свои следы на долгом пути назад.

Когда остановят, развяжут руки, когда ты увидишь всё наяву —
И смерть под небом, и Бога в небе, и сокола где-то над головой,
Уже поставленный на колени, ты поцелуешь под ними траву,
Поскольку дорога, как это ни дико, все это время вела домой.

Стихи

А всё дело в том, что никто не Гитлер.
Кроме Гитлера, разве что, самого.
Да и тот, возможно, когда с палитрой,
Был не очень Гитлер — скажем, его

Почему-то любила евонная Ева.
Но у нас-то не Гитлер никто из нас.
Просто тот — направо, этот — налево,
Просто что-то сдохло, никто не спас.

Все обычные люди, такое дело,
Иногда мудаки, иногда и нет.
У кого наболело и отгорело,
У кого не хватило чуть на билет.

И куда же, Боже, теперь деваться,
И какие счеты к Твоим весам?
Помоги мне, Боже, уметь смеяться
И уметь любить. Остальное сам.

Honfroy de Toron, Стихи

1
«Перстный странник, собравшийся в жизненный путь! 
О надеждах своих возвещать не забудь.
По крушении их убиваться не вздумай:
Позабавить Аллаха – не дурно отнюдь». 

2

«Тот, кто страха не ведал под кровом отца, 
Правит путь свой без страха под небом Творца. 
Пусть огонь и вода закаляют оружье – 
Лишь любовь укрепляет людские сердца». 

3
«Ищешь власти? Но царства земные лишь дым. 
Полный нынче сосуд завтра станет пустым. 
Есть одна только власть, что вовеки желанна: 
Это власть человека над сердцем своим».

4
«Ничего не имея дороже тебя, 
Я несу, словно чашу, кого же? Тебя, 
Чтоб отдать виночерпию целой и полной 
И молить – дай мне, Господи Боже, Тебя!» 

5
«Мое сердце, ободрись: скажу не тая —
Вероятно, окончится радость твоя.
Но, возможно, окончится вместе со мною – 
И еще неизвестно, окончусь ли я!»

6
«Если все потерял, не кори свой удел: 
Силы сетовать есть — значит, ты еще цел. 
Будет день, когда ты, оглянувшись на этот, 
Будешь думать, сколь многим тогда ты владел».

7
«Я меж войн на чужбине и в доме родном
Одному научился – просить об одном: 
Сохранить до конца свой единственный дом – 
Света круг, твои руки и кубок с вином».

8
«Ничего нет на свете надежды странней:
В чем источник ее, что мы знаем о ней? 
Только ногти сорвешь о бесплодные камни, 
Как пустынный цветок прорастет меж камней». 

9
«Где Ты был, как безвинно губили меня?» — 
Вопросил я Творца, свою участь кляня. 
Он на сердце мое указал и ответил:
«Был внутри Я, и там они били Меня». 

10
«Кто любим был единожды – вечно любим. 
Не расстаться с любовью, как с сердцем своим. 
Свет, что в толщу земную сойдет за тобою, 
От нее неотъемлем и неотлучим».

11
«Я разбитый кувшин, говоришь? Пустяки! 
Я остался один, говоришь? Пустяки! 
Не разбит, кого к цели метнул Вседержитель, 
А разбит лишь, кто выпал из Божьей руки». 

12

Если кто-то сошел за тобою во ад,

Есть надежда, что оба вернетесь назад.
Самарянин, приди, поделись своим светом,

По тому и узнаешь, что Бог тебе брат.

13

«В лоне женщины, Боже, Ты душу творишь.

Я спрошу: для чего же? Но Ты говоришь:

— Сотворил Я огонь для тепла иль пожара?

Выбирай, где гореть, все одно ведь сгоришь».

14

«Все проходит», писал на кольце Соломон.

Все проходит и впрямь, но не мимо, как сон.

Все проходит сквозь нас: что пролом оставляет,

Что раствор укрепляет для новых времен.

15

«Мне нечистый сулил полный сладости плод. 
Откуси, говорил он, и враг твой умрет. 
Я поддался посулам, вкусил и отпрянул, 
И теперь от червей очищаю свой рот».

16

«У свободы вовеки в особой чести, 
Кто пройдет, за собой не оставив пути, 
Кто решится уйти от погони в безвестность
И с пергаментов тихо себя соскрести». 

17
«В поднебесных просторах на все есть цена, 
Благодать лишь одна безвозмездно дана. 
В ней источник отваги, надежда в печали: 
Кого жизнь не страшит, тому смерть не страшна». 

18

«Перед Господом сил, уходя за предел,

Встать с пустыми руками – блаженный удел:

Остается не отнятым в мире под небом

Лишь немногое то, что раздать ты успел».

Без рубрики, ерунда

+++

Развеселые наши кусочки той жизни братцы
С «Монастырской избой» по кругу (когда не с чем-то похуже)
С нехитрыми шутками-самосмейками, такими же как у прочих
Которые мы заносили в тетрадку чтоб и потом над ними смеяться
А потом смеялись над тем какие мы идиоты
А потом смеялись уже над тем что над этим смеялись
А потом уже просто смеялись на остаточной тяге
Тут рассказывать нечего — каждому это известно
А кому неизвестно тому никогда не будет понятно зачем это нужно.

И не то что мы стали грустней и спокойней
Хотя кажется стали лучше потому что немного добрее
По крайней мере теперь замечаем кого-то кроме себя и друг друга
И умеем о ком-то заботиться даже о детях
(Не говори им что ты человек вроде них они не поверят
Это наша тайна а новые пусть догадаются сами).

Вот идет семейство такие почтенные люди
И дама кажется ровной собаке идущей справа
И многим даже в принципе кажется дамой.
Мало кто знает что это дурацкий космодесантник.
Хороша маскировка!

Одна Дорога неизменна одна Дорога
Такая давняя что для нее ты всегда ребенок
Возвращающая в тогда когда ты ее начал
Одна Дорога всегда неизменна поскольку разная с каждым шагом.
Мы будем идти пока не дойдем а потом начнем с другого начала.

Я открыл смысл жизни: оказалось — он в самой жизни.
А когда-то казалось что жизнь это только дорога к смыслу
Как дорога приводит к цели: ан нет, дорога и цель едины.
Чтоб попасть в Копмостеллу надо долго идти в Компостеллу
Телепорт самолет и автобус все разом испортят.

На небе только и спрашивают над чем мы внизу смеялись
(Популярная тема не хуже чем море)
И старое чёрно-белое с титрами вместо звука
Тоже должно крутиться на тамошнем аппарате,
скажи, небесный киношник?
Когда один спрашивает — зубы целы, Элджи? (Ужасно глупо)
А другие смеются: все живы. Живы.

Стихи

Спросили гуру: послушай, гуру,
Чего ты умный такой?
Тебя бы, гуру, да в нашу шкуру —
Сняло бы всё, как рукой.

Легко быть счастливым, когда все живы,
Когда не болит живот,
А ты попробуй любить до гроба,
А после — снова вперёд.

Прощать очень просто, когда ты счастлив:
Поди еще вспомни зло!
С другими ли было, задело нас ли —
Но главное, что прошло.

Когда ты свободным идешь по свету,
Любая боль не болит,
Но если денег совсем уж нету,
Внезапно не до молитв.

Любому дню заботы довольно,
Любой она день крадёт.
Прощать очень трудно, когда всё больно,
А не простишь — не пройдёт.

В итоге Шалтая не может конница
Собрать, не может и рать —
Как будто бы время за нами гонится,
Единственно чтоб сожрать.

— Послушайте, братцы, — ответил гуру,
Для вас есть добрая весть.
Чего бы я вам ни ответил сдуру,
Всё будет не то, как есть.

Поэтому я промолчу беспечно
И вас позову бухать —
Вино быстротечно, оно конечно,
Но нужно же отдыхать.

Не может быть безысходной грусти,
Есть устье на всяк исток,
Но вспомните лучше, когда попустит,
Какой был славный денёк.

Как праздничный вечер в канун субботы,
В которую раздают
Тебе — здоровье, тебе — работу,
Тебе — конечно, семью.

Одна лишь просьба — простая, братцы:
Как ради славного дня
Опять решите вот так собраться —
То выпейте за меня.

ерунда, Стихи

Каждый женится как может,
Чтоб не слишком одиноко:
Кто пытается — на Церкви,
Кто, к примеру, на коте.

Кто-то клеится к работе
(А она его не хочет,
Или хочет слишком сильно —
Это тоже тяжело).

Кто-то женится на книгах,
Кто — на спорте горнолыжном,
Кто — на басовой гитаре,
Кто на детях (это швах).

Мы же топаем по жизни,
Поженившись друг на друге,
И впридачу — на Дороге,
И чего же нам ещё?

Стихи

Молодые взрослые,
Юные родители,
Средних лет товарищи —
Кто вы там сейчас —
Страшные истории
Слышать не хотите ли —
Про плохих родителей,
Про хороших вас?

Яблочко от яблони
Недалёко падает,
Не созревшим падает,
Больно упадёт.
Шарики на ёлочке
Сломаны — не радуют,
Что же ты их вешаешь
Каждый Новый год?

Будто все надеешься,
Что теперь получится,
Что от старой магии
Будет толк опять?
Кто, себя прощаючи,
На ошибках учится,
Тот, глядишь, научится
И других прощать.

В эту реку быструю
Точно не воротишься,
Что ж ты столько времени
Пялишься в неё?
Яблочко от яблони,
И куда ты котишься —
Ты давно свободное,
Ты само своё.

Детство наше тесное —
Золотое времечко —
Просто дым отечества,
Дней сгоревших дым.
А тебе по-прежнему
Снится, как из семечка
Прорастаешь яблоней,
Тень даешь другим.

Дерево бесплодное?
Что ты говоришь?
Ты давно ведь яблоня,
Ты давно кариш.